alenavl (alenavl) wrote,
alenavl
alenavl

Categories:

Слободин +1 со мной

Семнадцать минут шок-контента бесплатно и без регистрации: гендир Билайна slobodin пытает меня вопросами в выпуске Слободин +1.





– Добро пожаловать в нашу аудиторию. Формат у нас довольно простой. Вопросов нет. Я вам их не отправлял, заранее не готовился. Единственное, что я знаю — вы, по утверждению отдельных коллег, сумасшедшая наглая тётка, которая занимается хедхантерством.

– Коллегам привет! Сейчас мы будем поддерживать имидж! Михаил, готовьтесь!


– Это была провокация!

– И она удалась! А могу я тоже задавать вопросы?


– Конечно, у нас двусторонний процесс! Всё-таки объясните, чем вы занимаетесь вообще!

– Я занимаюсь двумя вещами. Первое — я действительно ищу разных… чаще всего топ-менеджеров, но не всегда топ-менеджеров, иногда мидл-менеджеров, иногда сложных специалистов, прежде всего в Интернете, в диджитал, в IT, сейчас уже и в стройке, и в государственном секторе, и в образовании. Это первое, чем я занимаюсь, и что я очень люблю. Больше всего я люблю выращивать людей. На самом деле, перепродать вас — это бизнес девелопмент. Берёшь вас, договариваешься с другой компанией и дальше начинаешь долго торговаться. Вот — золотой парашют такой, вот — оклад такой. На вас можно очень много заработать, реально. Но это дико скучно. Вот честно!


– Всё, я понял.

– А интересно… Взять, условно, молодого человека и понять, как он может выявить какого-то очень талантливого, и дорастить его до топа. Это интересно с двух позиций: во-первых, ты действительно открываешь вот этих совсем молодых и даёшь им дорогу, а во-вторых, это дико благодарно. Человек, которого ты заметил и, собственно, спродюсировал, потом он навсегда с тобой, и, становясь топом, он к тебе приходит с заказами и со всеми вещами. То есть это интересная история. Ну и вторая штука, которую мы сейчас придумали, и которой прям я очень болею, это история про «Антирабство». Там суть какая. Когда начался кризис, было очень тяжело, и работу, в общем, теряли все. Но поскольку меня действительно очень много людей читают в «Фейсбуке», мне стали все писать: «Алёна, как мне найти работу? Потому что мы работу все искать не умеем! Столько лет у нас у всех была работа! Мы выходили на рынок и вокруг нас все предложения падают, падают, падают, а мы выбираем — не это, не то! А тут вдруг всё прекратилось!» Люди не умеют искать работу. И люди стали обращаться: «А что делать-то?» Поскольку обращений стало очень много, мы открыли вот такие простые видеокурсы на тему того, как искать работу, и главное — как профориентироваться, потому что появились какие-то сферы, где очень тяжело. Вот в банках, там же двойной кризис — вообще кризис в стране, и у них санация. Всё! Ты был удачным банкиром, тебе 35, у тебя банк санировали, но ты среднего уровня — не топ-топ.


– Не участвовал в том, чтобы он под санацию попал!

– Да! У тебя даже нет того, чтобы теперь 3 года спокойно из Черногории передавать всем радостный привет. И куда? В банки устроиться невозможно. И ты в этом не виноват. И вот мы, собственно, начали взрослых людей… это плохое слово, но я не знаю, как назвать… профориентировать. То есть находить те отрасли, где они могут пригождаться, если собственно в своей отрасли плохо, или ты от неё устал. Ну то есть второй вариант — «я вот хороший юрист, но не могу больше, тошнит, каждый день хожу на работу и тошнит».


– «Не хочу быть хорошим юристом».

– «Не хочу, хочу чего-то нового». Вот это мы, собственно, придумали.

Ну и, наверное, главное, чем я занимаюсь, почему меня так много читают, я, наверное, действительно самый известный популяризатор рекрутинга и хантинга. В чём, собственно, суть. До меня была такая история. Получить визитку хантера — всё, жизнь удалась. Была вот такая история, что это какие-то мифические люди, которые приезжают в хороших костюмах на больших машинах и обладают каким-то тайным знанием вакансий. Ничего такого нет! Мы, на самом деле, простой аккаунтинг. Есть компания, которая говорит: «Лёля, нам нужен директор по маркетингу!» Побежала, потому что, условно, в этой отрасли мало экспертизы. Приходит, например, ко мне какой-нибудь ритейл. «Нам нужно найти директора, мы будем открывать интернет-магазин. Я понятия не имею, как, — говорит HR-директор, — для меня это всё непонятные слова». Я понимаю, он отлично всё знает в ритейле, у него узкая очень экспертиза.


– А ему нужно двигаться куда-то в другую сторону.

– Ну, условно, ему надо найти сейчас технического директора. Он понимает, что ему эту компетенцию нарабатывать год-два. Ему значительно легче прийти ко мне, потому что ошибку совершить никто не хочет. А плохой IT-директор — это очень плохо. И вот он приходит ко мне и говорит: «Иди, ищи!» Всё! Моя работа дальше — это ходить, общаться и знать всех людей.

На тему, наглая или не наглая, сразу скажу — да. То есть в чём выражается наглость. Нет, я не прихожу, ноги на стол не укладываю, не матерюсь, ничего такого не делаю. Я могу честно сказать кандидату, и довольно часто: «Нет, вы не стоите этих денег».





– За полтора года произошли большие изменения. Что вы прогнозируете через год, с точки зрения адекватности работодателя, работников, и что им нужно сделать?

– Во-первых, я ничего хорошего в нашей экономике не прогнозирую. Я не разделяю этот общий прекрасный тренд на тему того, что у нас через год всё будет хорошо.


– Не знаю насчёт общего прекрасного тренда. Телевизор что ли смотрите?

– Нет, не смотрю телевизор. Но регулярно слышу, кстати, от большинства топ-менеджеров компаний, которые говорят: «Вот мы сейчас за год всё исправим, у нас всё будет хорошо». По количеству, скажем так, по тренду закрытий вакансий, именно того, что компании отказываются от вакансий, по тому, как снижаются зарплаты, у меня ощущение, что всё надолго. Поэтому работы будет мало. Мы все должны научаться искать работу. И, конечно, будет следующая история: во-первых, будут целые пласты людей, которые будут терять работу.


– Давайте по слоям. Начали с более низких слоёв, мидл-менеджмент. Потом к топам придём.

– Смотрите. Мидл-менеджменту будет нехорошо. Объясню, почему. Если раньше, в среднем, топа хантили раз в три года, и он спокойно уходил, он уходил под такую внутреннюю венчурную историю. Условно: «Я не знаю, чего там будет в новой компании, но она новая, интересная, опционная, я попробую, я знаю, что работу всегда найду!» То теперь большинство топов за своё кресло держатся: «Сейчас кризис, я переживу вот эти времена, а потом дальше сделаю своё дело, сделаю всё…» То есть большое количество людей, которые думали либо открывать свой бизнес, либо уходить в какие-то инвестиционные деньги, не уходят. Инвестиционных денег стало меньше, своё дело открывать не хочется, потому что доллар-евро лучше пусть просто полежит. Ну и хантинга стало меньше. А куда мидл двигаться? Извините, вам вот сколько лет?


– Мне 43.

– Ну вот! Представляете, как вас подсидеть, если вас не снимут акционеры? Ну невозможно! Вы не заболеете, не умрёте, не запьёте!


– Ни то, ни другое, слава богу! Я, скорее, топ, а мидл?

– Мидл, который бы хотел двигаться на ваше место… Вот ему, условно, 30, вам — 43. У него, в результате, несчастный карьерный тупик. Потому что 3 года назад, если была другая экономика, вы бы куда-нибудь начали уже смотреть, вроде бы скучновато. Условно, не вы, но…


– Но ему дорасти до той истории, чтобы претендовать…

– Я не говорю, что он дорос. Я говорю, что он хочет.


– Через 5 лет ситуация может поменяться.

– Через 5 — да, через 3 — нет.


– Вопрос касается следующего. Люди, которым сейчас 28–35 лет, которые выполняют какую-то задачу, уже руководят кем-то. Что для них? Я не имею в виду тех людей, которые в обозримой 3–5-летней перспективе метят на позицию руководителя компании. Это другой класс.

– Зависит от отрасли. Некоторые отрасли будут расти, некоторые отрасли будут умирать. Что будет умирать? Будет умирать классический банкинг, в том виде, в котором был, будет умирать классическое сырьё — добыча в том виде, в котором она существовала. Будут умирать туризм, автомобили в том виде, в котором они существовали. Будут какие-то большие подвижки в недвижке и стройке. Эти отрасли в зоне риска. Они будут меняться. Во-первых, людей будут сокращать, во-вторых, туда будут приходить другие технологические люди. На самом деле, бунт технологии — это не просто из серии того… Мы живём на переднем краю революции

Я всегда говорю… Дорогие мидл-менеджеры! Почему вам надо идти в новые отрасли?! Почему вам сейчас надо на это смотреть?! Опять же, Михаила снять сложно. Если вы работаете в «старых» отраслях, вы дорастаете до определённого своего карьерного тупика, и всё. То есть у вас не опциона, всё уже делено-переделено, ни большой карьерной истории, ни хороших денег, ни хороших перспектив. Когда вы приходите в новую отрасль, которая сейчас создаётся, например — робототехника. Что у вас там получается? Вы там с нами наравне. И, более того, вы у нас выигрываете за счёт скорости, за счёт адаптации. Там ещё ничего не поделено. Там можно получать хорошие опционы, хорошие должности, очень быстро карьерно расти. Робототехника сейчас — примерно то же, что интернет 15 лет назад. Те, кто пришёл первый, рискнули, они в результате сейчас все сидят там в шоколаде, все мультимиллионеры, и всё хорошо.

В старых отраслях (банки, недвижка-стройка), там уже вот этого не будет. Поэтому, коротко, будут открываться для мидла новые отрасли. Прежде всего это робототехника (это большая очень история), это агро (это огромные изменения в агро, как в отрасли, потому что она становится технологической, это последний неподеленный у нас кусок), будет полностью меняться у нас медицина (она становится больше технологическая, и она становится очень разная), у нас появляется, как отрасль, онлайн-образование (это большая история), ну и, конечно, Data Science и Big Data (это вообще огромный кусок, в котором денег просто какое-то невообразимое количество). Поэтому, дорогой мидл-менеджмент, из старых отраслей смотрите туда! Доучивайтесь неким скиллам, и там — ваша точка роста!


– Ну а совет ребятам, которым сегодня 30, какой вы дадите?

– Перестать думать, как вы подсидите вашего непосредственного начальника, потому что, на самом деле, подсиживая его, вероятнее всего, вы в горизонте 5 лет окажетесь в проигравших. Пытаться найти в вашей компании те новые ниши, которые начнут расти. Читайте! Много обзоров! Тот же самый Google делает обзоры будущего. Смотрите! Простой пример! Рассказываю! Дорогие 30-летние! Вот, допустим, есть «Билайн», есть история про «Биг Дату», которую «Билайн» очень сильно развивает. Да? Ну и, соответственно, вы можете подсиживать в вашем отделе вашего непосредственного начальника. Вы можете придумать новое направление «Биг Даты», которое близко «Билайну», просчитать его по деньгам, прийти к Михаилу и сказать: «Смотри: вот деньги, вот технология, которая у нас есть, вот у нас есть юзер, вот есть понятные вещи, вот мне на горизонте надо то-то». Вероятность того, что это, условно, нужно вам, значительно выше, потому что для вас это тоже точка роста. Тем самым, опирается на вас… Вы пойдёте это обосновывать к акционерам, выбивать бюджеты, делать прочие вещи, если вы в это поверите.

В результате вы сформируете новое направление, вы выходите из-под того «как мне подсидеть Петю, Пете 32, а мне 30, что мне делать», ответ — «никак». А, соответственно, вы формируете для себя новое направление, в котором вы хозян, вы уже чего-то набираете и чего-то делаете. Это, конечно, большой риск. Но когда рисковать, если не в 30? Самое то! Во-вторых, это становится интересно. В-третьих, вы меньше играете в эти корпоративные игры, которые отнимают время и жизнь. Поэтому — много читать, учиться, в том числе онлайново учиться, есть прекрасные Coursera, Codecademy, и пытаться думать так, как думает начальство не вашего уровня, а пытаться думать, как думает ваше начальство то, которое отвечает в целом за бизнес. Если вы научитесь этому, дальше ваша карьера в компании чаще всего идёт хорошо, либо это не нужно этой компании, и вы легко меняете на ту компанию, где это нужно.

Вот если человек, руководитель небольшого у вас подразделения, ему 30, и он явно чувствует, что по какой-то причине он недооценён, у него есть какие-то идеи, и прочее, и прочее. В большой корпорации не всегда получается, что оценивают. У него есть шанс пообщаться с вами?


– Безусловно!

– А как?


– Почта, «Фейсбук», мне «ВКонтакте» мои ребята пишут, почему-то так комфортнее. Если задаться таким желанием, то проблем нету.

– Окей! А если он приходит к вам и кладёт какой-то бизнес-план, условно, вы потратите время, чтобы это всерьёз прочитать?


– Если это хорошая идея, которая довольно коротко изложена, потому что у меня нет задачи и нет возможности 50 слайдов… То, в принципе, я довольно быстро реагирую.

– А какие темы вам сейчас интересны?


– Из того, что нам интересно, это безусловно диджитализация нашего сервиса, потому что мы тратим огромные деньги на это, диджитализация наших продаж, это важная вещь. Наверное, это две сферы, которые имеют значение. И третье — это на базе того, что мы сейчас имеем, расширение нашей экосистемы, с точки зрения того, что мы можем дать клиенту, опять же диджитал экосистемы.

– Я знаю, что любого человека можно схантить. Твёрдо знаю. Любого.


– Смотря на что.

– Да, это вопрос предложения. А на что можно схантить вас?


– В горизонте ближайших пары-тройки лет я не вижу никаких адекватных предложений.

– Я про интерес.


– Про интерес? Сделать что-то очень сильно трансформационное и новое.

– Отрасли какие?


– Я не хочу работать в индустрии, где государство доминирует в разной форме: в виде формы собственности, системы регулирования, либо в жесточайшем налоговом режиме и т. д. Это мне неинтересно. И сильно сужает выбор, кстати. Всё остальное непринципиально.

– Робототехника?


– Робототехника интересна, но вопрос задач!

– А ещё какие отрасли интересны вам лично?


– Я, честно говоря, не думал об этом.

– А подумайте!


– Мне интересны отрасли… Я почувствовал вкус с тем, что работает на массовом рынке. Работа для живого клиента — это заряжает! Это вставляет порой довольно болезненно, потому что ты не можешь построить идеальный сервис, особенно когда ты приходишь в компанию, бизнес-модель которой была довольно убогая по отношению к клиенту. Это болезненно на первом этапе. Но то, что ты делаешь, даёт какой-то очень хороший эффект. И мне больше интересно в сервисе, скорее, работать.

– Я запомнила.


– Хорошо! Ладно, всё! Большое спасибо! У нас получилось непонятно что, «Слободин + 1» и «Алёна Владимирская + 1»!



Спасибо большое за беседу, было интересно :)
Tags: антирабство, наблюдения, перспективы
Subscribe

  • Вакансии к нам в Лабораторию карьеры пост!

    То ли мы так успешно разогнались, то ли рынок ожил, то ли звезды сложились (нет, конечно, это я кокетничаю-однозначно, это мы молодцы), но... У…

  • Про слепые собеседования

    На мой взгляд, один из самых здоровых недискриминирующих форматов в найме - слепое собеседование. Это когда кандидата выбирают, не зная его пол,…

  • Несолнечные

    У меня есть ассистентка. И вот, записывая на очередного человека на консалт, она сказала гениальное: - Ален, что-то в последнее время люди идут…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment